БАЛЛИСТИК ОТ БОГА (к 80-летию со дня рождения A.A. Красовского)

И.В. Федоренко

Национальный центр аэрокосмического образования молодежи им.А.М. Макарова
г. Днепропетровск
E-mail: firena@ua.fm

 

 

 

 Александр Александрович Красовский – выдающийся ученый-механик, педагог, видный специалист в области теории полета ракет дальнего действия и ракет-носителей. Автор ряда основных методических разработок в части баллистики ракет, положенных в основу разработки ракет первых поколений, созданных КБ «Южное».

 

Баллистика (немецк. Ballistik, от греч. ballo – бросаю) – наука о движении свободно брошенного тела, например, артиллерийского снаряда. Таково изначально определение этого слова, которое стало главным, ключевым в ракето-космической терминологии: баллистические ракеты дальнего действия (БРДД), межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), баллистические ракеты-носители космических аппаратов.

Нетрудно представить, сколько фундаментальных физико-математических, геофизических, аэродинамических, астрономических наук впитала в себя баллистика, чтобы изучать и точно определять параметры движения, так называемого, «свободно брошенного тела», пролетающего тысячи и даже миллионы километров в течение времени от нескольких десятков секунд до нескольких лет. И вполне естественно, что все тактико-технические требования Заказчика (ТТТ) на создание того или иного ракетного комплекса или ракетно-космической системы начинаются с баллистических требований, именно: с задания энергетических и точностных характеристик, то есть требуемой для данного полезного груза максимальной дальности полета, параметров орбиты и кучности стрельбы или точности выведения на заданную орбиту. О роли баллистики очень емко сказал патриарх советского ракетостроения С.П. Королев: «Все начинается с баллистики и ею заканчивается» [1].

Украинская школа баллистики создавалась не на пустом месте. В 50-х годах в организации С.П. Королева под Москвой уже существовало довольно мощное подразделение, обеспечивающее пуски ракет. Развивалось это научное направление в научно-исследовательском институте НИИ-88 (впоследствии Центральный научно-исследовательский институт машиностроения – головной отраслевой институт ракетостроения). Наконец, многими фундаментальными вопросами баллистики ракет занимались исследовательские центры АН СССР, например Институт прикладной математики АН СССР (директор М.В. Келдыш). Эти разработки можно было использовать как методологическую базу, что, безусловно, имело место. Но решение практических задач, вставших перед днепропетровскими разработчиками новых типов ракет на высококипящих компонентах топлива, можно было решать только на основе собственных методик. Поэтому можно сказать, что сама жизнь поставила задачу создания собственной днепропетровской школы баллистики. В течение 30 лет работами, связанными с баллистикой и динамикой, руководил член-корреспондент АН УССР, заместитель Главного конструктора ГКБ «Южное», Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР Николай Федорович Герасюта (1919-1987). Именно он определил методологию исследований и постановку большинства задач прикладной баллистики и устойчивости полета, а также способов преодоления противоракетной обороны, что способствовало созданию новых образцов ракетной техники. Н.Ф. Герасюта внес настолько значительный вклад в становление и развитие РКТ, что его, без преувеличения, можно считать создателем украинской школы баллистиков, динамиков и управленцев.

Более 20 лет ведущим специалистом в области баллистики в период зарождения и становления ГКБ «Южное» как крупнейшей головной ракетно-космической фирмы был ученик Н.Ф. Герасюты доктор технических наук профессор Александр Александрович Красовский, который с 1962 года по 1978 год возглавлял в КБЮ отдел баллистики и динамики переходных процессов.

 

КРАСОВСКИЙ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

Видный специалист в области теории полета ракет дальнего действия и ракет-носителей. Автор ряда основных методических разработок в части баллистики ракет, положенных в основу разработки ракет первых поколений, созданных КБ «Южное». Принимал непосредственное участие в проектировании, летных испытаниях первых трех поколений боевых ракетных комплексов разработки КБ «Южное» и космических ракет-носителей «Космос», «Интеркосмос», «Циклон», «Зенит». Особой заслугой является исследование новых явлений по авторотации боевых блоков при входе в атмосферу и разработка методических основ и технических решений, исключающих возможность их разрушения.

Род. в с. Нижний Кисляй (Воронежская обл.). Окончил физико-технический институт Московского государственного университета по специальности «Механика» (1953). К.т.н. (1961).  Д.т.н. (1966). Профессор (1968). С 1953 по 1978 гг. работал в КБ «Южное», с 1962 по 1978 гг. - начальник отдела баллистики. С 1978 г. - профессор кафедры прикладной математики Краснодарского политехнического института. С 1985 г. - зав. кафедрой прикладной математики Кубанского государственного университета.

Награды: Государственная премия СССР (1969), орден «Трудового Красного Знамени» (1959, 1961), орден Октябрьской революции (1979). [4]

 

Для КБ «Южное» это была большая находка, т.к. это был талантливый человек-самородок. Он очень многое сделал для КБ «Южное».

Интересная история прихода А.А. Красовского в КБ «Южное». Он прибыл в Днепропетровск по распределению Госкомиссии МГУ. При оформлении на работу А.А. Красовский, как и все остальные молодые специалисты, имел беседу с главным инженером завода. Главный инженер, посмотрев диплом со специальностью «научный работник в области механических наук», не мог понять, что делать с таким работником, и направил его в механический цех. А в цехе – сплошные чертежи, детали (в МГУ черчение не преподавалось). Теперь уже начальник цеха не знал, что делать с новым сотрудником. Вскоре была небольшая реорганизация цеха, и А.А. Красовского перевели в соседний цех. Здесь было больше технологии, а он это тоже не изучал. И когда ему были высказаны замечания по фаске какой-то детали, то Саша спросил: «А что такое фахка?»... (Александр Александрович не выговаривал букву «С»). Второй начальник цеха, по-видимому, был человеком смышленым, и А.А. Красовский вскоре оказался в СКБ Будника, где был определен в проектный отдел, который возглавлял Н.Ф. Герасюта. Вот здесь-то в полном объеме начала реализовываться специальность, приобретенная в вузе. Александр Александрович становится баллистиком, причем лидером баллистического направления. Н.Ф. Герасюта первым развил в нем талант баллистика. Александр Александрович всегда улавливал смысл проблем и всегда давал ответ по существу, и не было сомнений в его правоте. Первый солидный успех Александра Александровича состоял в нахождении дополнительных «60 км» в дальности стрельбы для королевской ракеты 8К51 (дальность 1100 км). А дело обстояло следующим образом. Одной из загадок баллистики того времени был выбор программы тангажа. Никакой литературы, никаких методических пособий не было. Кроме общего описания выбора, которое позже содержалось в книге А.Ф. Апазова по баллистике, в то время не было. Александр Александрович взял за основу программу ракеты 8К51 (она была приведена в серийной документации) и получил близкую к ней, но дающую выигрыш в дальности. Возникли, естественно вопросы: «А в чем дело? Не ошибка ли?» Написали соответствующее письмо в КБ Королева. Авторитет его тогда был непререкаем, и документация на ракету принадлежала им. Прямого ответа так и не получили. Однако через некоторое время пришли изменения серийной документации и среди них была новая программа тангажа, в которой были учтены наши предложения. Молодых баллистиков КБ «Южное» это привело в восторг. Появилась вера в свои силы. Далее была «подпольная» инициативная разработка ракеты 8А63 с дальностью 1500 км, которая разрабатывалась на новых компонентах топлива и с новой системой управления. Она приобрела новые очертания, но уже с дальностью в два раза больше, чем самая мощная в то время ракета 8К51. Работы и проблем прибавилось на порядок, и во главе этого штурма проблем и задач всегда стоял А.А. Красовский.

Одновременно КБ разрабатывало и морскую ракетную тематику. Первые основополагающие работы по динамике подводного старта были выполнены лично А.А. Красовским.

Позже был минометный старт. Это был революционный прорыв в ракетной технике. Это новые принципы, новые неизвестные и неизученные вопросы в ракетной технике. Мнения в КБ «Южное» по вопросу выбора типа старта (шахтный или минометный) среди специалистов разделились.

Но Александр Александрович был сторонником минометного старта. Он выступал в этом вопросе как главный помощник Н.Ф. Герасюты. Он умел анализировать (из-за неизвестных факторов ракета после старта вертелась как юла). Он умел считать. Он не заменял профессионалов. Он смотрел в корень вопроса и мог поправить любого профессионала (по системе управления и уже по конструкции). Он все идеи завязывал в один узел. Он возглавлял самые тяжелые проблемы и заставлял коллективы преодолевать трудности.

 

А.А. Красовский обладал незаурядными способностями в области физико-математических наук и, будучи еще студентом 3-го курса механико-математического факультета МГУ, был переведен в только что созданный при университете физико-технический институт для особо одарённых студентов. Задачей института было готовить научные кадры для НИИ и КБ. После блестящего окончания в 1953 г. физико-технического института МГУ, А.А. Красовский был направлен на работу в Днепропетровск. Обладая глубокими знаниями по математике, механике, аэродинамике и теории автоматического управления, он под руководством главного баллистика предприятия Н.Ф. Герасюты и внёс исключительно весомый вклад в развитие на предприятии баллистического направления. Им лично или под его непосредственным руководством был проведен весь комплекс баллисти­ческих исследований и расчётов при проектировании и лётных испытаниях первых ракет, созданных в ОКБ-586: Р-12 (8К63), Р-14 (8К65), Р-16 (8К64), им также были проведены все предварительные баллистические расчёты при проектировании первой ракеты морского подводного базирования Р-15, впоследствии переданной для дальнейшей разработки в КБ В.П. Макеева (Златоуст – Миасс).

Особой заслугой А.А. Красовского в первые годы работы является разработка методологии баллистического обеспечения проектирования и лётных испытаний ракетной техники, разработка конкретных методов расчёта баллистических характеристик и доведения их до практических методик, которые в массовом порядке использовались большим штатом средне-технических работников (расчётчиков-вычислителей), проводивших в то время все расчёты на настольных электромеханических арифмометрах типа Mercedes и Reinmetall. Даже самые лучшие расчётчицы делали тогда расчёт только одного варианта траектории в течение нескольких дней. Эпоха электронных цифровых вычислительных машин только наступала: в 1956 г. было опубликовано сообщение ТАСС о создании в СССР двух первых таких ЭЦВМ: БЭСМ и «Стрела», а ОКБ-586 в 1958 г. только начинало получать комплектующие для первой ЭЦВМ «Урал». Поэтому создание в то время простых, но достаточно точных методик баллистических расчётов было делом первостепенной важности, и молодой специалист Красовский с ним успешно справился.

Не менее важной и, пожалуй, самой главной заслугой А.А. Красовского в тот период было уточнение круга задач, определенных Н.Ф. Герасютой [2] и которые должны решаться баллистическими подразделениями на стадии предварительных поисковых исследований, эскизного проектирования и лётных испытаний ракетной техники.

В начале 60-ых годов коренным образом начала меняться ситуация с возможностями вычислительной техники: на предприятии появились первые ЭЦВМ – «Урал», а следом М-20, М-220. Естественно, что баллистики, проводившие наиболее сложные громоздкие и ответственные расчёты, первыми начали освоение современной вычислительной техники. Пионером и большим энтузиастом в этом важном деле стал А.А. Красовский. Он с участием (в качестве программиста) молодой специалистки – выпускницы механико-математического факультета МГУ Л.П. Трофименко, создал первое программно-математическое обеспечение для баллистических расчётов на современных для того времени ЭЦВМ. Эта работа стала, безусловно, базовым фундаментом для создания в последующем мощного программно-математического обеспечения всех баллистических расчётов. В 1961 г. по совокупности выполненных работ ему была присуждена учёная степень кандидата технических наук.

Под руководством А.А. Красовского и при его личном непосредственном участии в те годы была разработана, согласована с научными организациями Министерства обороны (НИИ-4, НИИП-5, ГУРВО) и внедрена в практику проведения совместных лётных испытаний методика определения энергетических характеристик боевых ракет, то есть максимальной прицельной дальности стрельбы по результатам лётных испытаний. Появление такого взаимно согласованного документа имело огромное значение, так как позволяло определять вероятностными методами важнейшую характеристику созданной ракеты по результатам ограниченного числа пусков.

В 1962 г. А.А. Красовский, руководивший до этого сектором баллистики, был назначен начальником отдела, при этом в состав отдела были включены не только баллистические подразделения, но и группа Ю.П. Панкратова, занимавшаяся динамикой переходных процессов. Важнейшей работой, которой тогда занималась группа, были первые проектные проработки динамики старта ракет из шахтных пусковых установок и первые исследования по динамике средств противодействия ПРО противника. Хотя для Красовского все эти вопросы оказались новыми, он, благодаря своим глубоким знаниям механики, термодинамики, аэро- и газодинамики быстро вошёл в курс дела и оказал большую помощь в успешном завершении проектных работ и подготовке первых пусков из шахты ракеты Р-16 (8К64), начавшихся в июле 1962 г.

Большой личный вклад внёс А.А. Красовский в баллистическое проектирование первой боевой орбитальной ракеты 8К69, которая имела практически неограниченную дальность полёта в любом направлении, что позволяло наносить удар по вероятному противнику с тыла, то есть с облётом вокруг Земли. Для обеспечения возможности пусков ракеты в круговом диапазоне азимутов стрельбы в прямом и обратном направлениях по орбитам, близким к круговым, а также по слабо-эллиптическим траекториям, было предложено и реализовано в системе управления использование комплекта из 11 программ тангажа, оптимальным образом учитывавших влияние вращения Земли на энергетику ракеты. Решению всего комплекса баллистических проблем, связанных с созданием первой боевой орбитальной ракеты, был посвящен доклад А.А. Красовского по совокупности выполненных работ, представленный в 1966 г. на соискание учёной степени доктора технических наук. [3] В 1969 году он был удостоен Государственной премии СССР.

В начале 70-ых годов КБЮ приступило к созданию ракет с разделяющимися головными частями. Первой такой ракетой стала 8К67П. А.А. Красовский принял активное участие в проектных проработках конструкции и кинематической схемы разделяющейся инерционным способом головной части для этой ракеты, предложенной группой сотрудников его отдела. За изобретение первой РГЧ Красовский в соавторстве с группой специалистов получил пионерское авторское свидетельство.

Следующей важнейшей баллистической разработкой, проведенной под руководством и при личном деятельном участии А.А. Красовского, было баллистическое обеспечение создания первой 10-блочной РГЧ с индивидуальным наведением каждого блока на свою цель – это РГЧ для ракеты Р-36М. Основной проблемой с точки зрения баллистики здесь было определение оптимального по энергетическим затратам и точности стрельбы «обхода» РГЧ всех целей, то есть обеспечение максимального по площади квадрата расположения поражаемых целей. РГЧ после отделения от последней ступени ракеты начинала свой автономный управляемый полёт по весьма сложной траектории. Сначала она разворачивалась в оптимальное положение для достижения функционала, обеспечивающего поражения первой цели. При наборе необходимых параметров заданного в полётном задании функционала РГЧ разворачивалась в «нейтральное» направление, при котором изменение параметров движения РГЧ не влияют на дальность полёта боевого блока. При полёте РГЧ с такой ориентацией осуществлялось отделение соответствующего блока, чем достигалась максимальная точность его попадания в цель. После этого РГЧ вновь разворачивалась в направление набора функционала для поражения очередной цели. Затем всё повторялось вновь. И так до момента отделения последнего блока. Из сказанного видно, насколько было важно и сложно выбрать оптимальную схему обхода всех целей. Эта задача была успешно решена, и ракета Р-36М, сданная на вооружение, стала первой ракетой, оснащённой РГЧ с блоками индивидуального наведения на цель.

Ракета Р-36М принципиально отличалась от всех предыдущих ракет не только своим боевым оснащением и наличием бортовой ЭЦВМ, но и совершенно новым типом старта. Эта ракета была первой тяжёлой межконтинентальной ракетой на жидких компонентах топлива, стартовавшей по миномётной схеме из транспортно-пускового контейнера. Безусловно, это потребовало решения большого круга задач динамики такого вида старта, а также ряда задач, связанных с баллистикой начального участка движения ракеты после выхода её из контейнера, характеризовавшегося большим разбросом высоты и скорости полёта на момент запуска маршевого двигателя первой ступени. Все эти задачи были решены при активном участии А.А. Красовского.

Неоценим вклад А.А. Красовского в становление и развитие физико-технического факультета Днепропетровского государственного университета. На протяжении 15 лет он был одним из ведущих преподавателей на кафедре технической механики первого направления ФТФ: сначала в должности доцента, а затем – профессора, члена Учёного Совета. Им были разработаны курсы лекций, которые он читал и на дневном, и на вечернем отделениях ФТФ. Он читал курсы высшей математики, баллистики, небесной механики, таблиц стрельбы и регулярно руководил дипломным проектированием студентов ФТФ ДГУ, а также выпускников МАИ, МВТУ, ХАИ, ЛВМИ и других вузов, был научным руководителем у многих аспирантов ДГУ и КБЮ, им подготовлена целая плеяда кандидатов наук. [4] А.А. Красовский является соавтором книги «Баллистическое обеспечение пусков БРДД» (Москва, издательство «Машиностроение», 1971 г.), а также автором ряда статей в научных журналах и нескольких учебных пособий.

Заядлый турист. Шахматист, который вслепую мог играть одновременно на нескольких досках. Как всякий неординарный человек, А.А. Красовский делал странные (с точки зрения  «нормальных» людей) поступки.  Например, одно время он начал ездить в командировку в Москву на электричках. Как правило, это были выходные дни. Он брал палатку, садился на электричку и ехал до какого-нибудь населенного пункта. Там выходил, бродил по окрестностям, а на следующей электричке ехал дальше. И так – до Москвы. Путешествие занимало почти двое суток. А в Москве в гостиницу не поселялся. Он разбивал палатку в подмосковном лесу и так жил несколько дней. Как уже упоминалось, А.А. Красовский не выговаривал звук «С», вместо этого звука у него получалось «X». Это было предметом многих шуток в его адрес, многие его фразы с искаженным звуком «С» стали крылатыми в КБ. Но он не обижался, он был выше этого, и как человек с чувством юмора, сам придумывал стишки в чей-либо адрес. Одной из его любимых фраз было: «Прежде чем браться за решение новой задачи, научись отличать «АЛГОЛ» от алкоголя!» Последние 20 лет после увольнения из КБЮ и отъезда из Днепропетровска по состоянию здоровья, А.А. Красовский работал заведующим кафедрой математики Кубанского государственного университета. Там он оставил глубокий след как выдающийся ученый-механик и педагог.

 

Библиографические ссылки

 

  1. Аппазов Р.Ф. Следы в сердце и в памяти / Р.Ф. Аппазов – Симферополь, 2001. – 411 с.
  2. Герасюта Н.Ф. Основные проблемы баллистического обеспечения и динамического проектирования ракет на высококипящих компонентах топлива: диссертация доктора техн. наук / Николай Федорович Герасюта. – Д., 1960. – 265 с.
  3. Красовский А.А. Доклад по содержанию работ, опубликованных на соискание степени к.т.н. – Д., 1961. – 102 с.
  4. Федоренко И.В. Ракетостроители Украины / И.В. Федоренко; под ред. Ф.П. Санина. – Д.: Инновация, 2008. – 407 с.

 

raquo;. Он прибыл в Днепропетровск по распределению Госкомиссии МГУ. При оформлении на работу А.А. Красовский, как и все остальные молодые специалисты, имел беседу с главным инженером завода. Главный инженер, посмотрев диплом со специальностью


1
2